/ Русская аквакультура пытается стать прибыльной

Русская аквакультура пытается стать прибыльной

22 Апреля 2016 Русская аквакультура пытается стать прибыльной

Гендиректор Русской аквакультуры Илья Соснов дает интервью в офисе Рейтер в Москве

Ольга Сичкарь, Ольга Попова

МОСКВА (Рейтер) — Единственный в России производитель атлантического лосося Русская аквакультура не успела ощутить преимущества работы в условиях прекратившихся норвежских поставок, пытаясь восстанавливать бизнес после массовой гибели рыбы в 2015 году, и рассчитывает избежать доналогового убытка уже в первом квартале этого года, сказал гендиректор Илья Соснов.

Компания готовит новую стратегию и ждёт лета, когда станет понятно состояние здоровья её сегодняшних рыбных ресурсов.

«Можно будет говорить о явных и устойчивых трендах, только когда температура воды поднимется в Баренцевом море: сейчас — 2,5 градуса, в начале лета она теплеет до 4», — сказал Соснов в интервью в московском офисе Рейтер.

Принадлежащая брату губернатора Московской области Максиму Воробьеву и зятю Геннадия Тимченко Глебу Франку компания выращивает атлантический лосось в холодных водах Мурманской области и радужную форель в Карелии.

«Мы занимаем не очень большую долю рынка, нам есть за что воевать... Наша задача — подтягиваться за Фарерами, доказывать качество, выращивать рыбу более крупных размеров», — говорит Соснов.

Компания является единственным производителем в России атлантического лосося (сёмги) и занимает примерно 5-процентную долю в производстве радужной форели.

САМОЕ ДНО

Сохранение позиций на российском рынке пока будет главной задачей компании в то время, когда потребление рыбы в стране переживает не лучшие времена.

«Сейчас самое дно, если сравнивать потребление за последние 3–5 лет», — так оценил динамику потребления рыбы на российском рынке Соснов. В 2015 году, по данным Росрыболовства, потребление рыбы на душу населения в РФ снизилось примерно до 19 килограммов, что ниже рекомендованной нормы в 22 килограмма.

После того, как в августе 2014 года Россия ввела продуктовые санкции, потребитель лишился около 130.000 тонн норвежской семги в год, были опасения по поводу возникновения дефицита красной рыбы. Однако острого дефицита не случилось, так как возросшие из-за ослабления рубля цены на лососевые обернулись снижением спроса.

«Я не жду взрыва спроса из-за того, что цены снизятся», — говорит он, отмечая на сегодняшний день взлет цен на лосось на мировым рынке.

«Рынок сейчас очень нестабильный. Но в экономике все циклично и, думаю, что этап восстановления тоже скоро наступит».

Сейчас около 15-20 тысяч тонн охлажденной семги премиального сегмента в год импортируется с Фарерских островов, 40-50 тысяч тонн в замороженном виде едет из Чили, порядка 20–25 тысяч тонн форели в год выращивают в Карелии и Ленинградской области, на Дальнем Востоке вылавливают от 300 до 500 тысяч тонн в год дикой красной рыбы, в зависимости от путины, описывает структуру рынка лососевых глава Русской аквакультуры.

Соснов отметил смещение интересов российского потребителя в пользу более дешевой, замороженной рыбы.

«Мы видим достаточно сильный сдвиг в структуре потребления, что не только люди, но и сети перестраиваются с охлажденной рыбы на замороженную. Все, конечно, хотят свежую, охлажденную рыбу, но и дефростированная рыба, если торговая сеть имеет лицензию для этой операции — это тоже достаточно качественный продукт», — сказал Соснов.

Тем не менее Русская аквакультура производит преимущественно охлажденную рыбу, на замороженную приходится порядка 20 процентов, и эта доля, вероятно, будет снижаться.

НЕ ДО САНКЦИЙ

«На сегодняшний день в воде рыба есть только у нас», — говорит Соснов, оценивая нынешнюю ситуацию с разведением сёмги в России после того, как ближайший конкурент — Русский лосось оказался в процедуре банкротства.

В садках Русской аквакультуры сейчас порядка 3 тысяч тонн лосося в Мурманской области и порядка 500 тонн радужной форели в Карелии.

Хотя один из крупнейших производителей лосося — Норвегия — из-за контрсанкций лишилась доступа на российский рынок, Русская аквакультура ничего от этого не приобрела и не увидит эффекта от их отмены, считает Соснов.

«Для нас ключевой риск связан не с макроэкономикой... Как компания сможет управлять своей операционной эффективностью».

Русская аквакультура, получив за 2015 год убыток в 2,4 миллиарда рублей по РСБУ, покажет убыток и по МСФО, сказал Соснов.

«Прошло большое списание рыбы, — тогда мы и получили убыток. На данный момент списаний не было, и мы работаем согласно нашего плана по выращиванию».

Ущерб от этих эпидемий для деятельности компании Соснов оценил примерно в 1 миллиард рублей.

Гибель рыбы произошла из-за вспышек двух эпидемий, утилизация погибшей рыбы завершается только сейчас из-за недобросовестности подрядчиков, просто закопавших тонны лосося под Мурманском.

В первом квартале этого года показатель EBITDA компании уже не будет отрицательным, сказал Соснов.

Теперь Русская аквакультура сама закупила оборудование для утилизации, которое сдает в аренду, и расширила перечень контрагентов, которые будут эту рыбу забирать, говорит глава компании.

«И Норвегия, и Чили прошли через болезни и банкротства. У людей накоплен опыт, и мы усилили сотрудничество с рядом международных компаний, которые помогают нам с медицинским анализом и дают рекомендации», — поясняет Соснов, добавляя, что на выращивание радужной форели в Карелии компания наняла датского специалиста с большим опытом работы, а в Мурманске, на производстве аквакультурного атлантического лосося такой возможности нет.

«В Мурманск привезти ковбоев, как это у себя сделали Мираторг или Черкизово (MCX:GCHE), развивать бизнес... мы не можем. У нас есть такой фактор — Северный флот и охраняемая приграничная зона, в которой находятся наши рыбные фермы. Но мы и с Северным флотом работаем и ищем специалистов, которые возьмут российский паспорт и будут помогать развивать нашу отрасль».

По словам Соснова, планы строительства собственного завода по выращиванию мальков, о которых было объявлено более полутора лет назад, пока не сдвинулись с места.

«Это было бы очень правильно и здорово — построить свой мальковый завод. Но пока никаких решений нет. Мы продолжаем искать возможности для строительства», — говорит он, поясняя, что повлияли убытки, а также неопределенность с источниками финансирования. Инвестиции в такое предприятие, по его оценке, могут составить от 800 миллионов рублей и выше — вплоть до 6 миллиардов рублей.

Компания не закрывает для себя и тему экспорта, ориентируясь в этом случае в первую очередь на Азию, но, по оценке Соснова, речь идет о небольших поставках: «В лучшем случае, мы лет через 10 будет экспортировать десятки тысяч тонн».

«Для нас приоритетен российский рынок», — сказал глава Русской аквакультуры, — «Но надо думать и о завтрашнем дне, и в завтрашнем дне мы смотрим в том числе и на Азию».

СФОКУСИРОВАТЬСЯ НА АКВАКУЛЬТУРЕ

Соснов подтвердил, что компания продолжает работать над продажей дистрибуторского бизнеса — Русской рыбной компании — вьетнамской Hung Vuong Corporation, решив сфокусироваться на аквакультуре.

Сделка оценивается в сумму от $15 миллионов, которые будут инвестированы в разведение рыбы.

«Стороны сейчас делают своё домашнее задание», — комментирует ход сделки Соснов.

«Мы, конечно, такую возможность (продажу РРК) продолжаем рассматривать... Никто не может сказать, когда сделка состоится. Но есть определенный вектор, юридические нюансы, и мы их придерживаемся».

В то же время Соснов говорит, что инвесторы не проявляют в целом большого интереса к отрасли.

«Я так понимаю, что сейчас нет большого желания инвестировать в Россию, но мы верим, что и эта ситуация изменится».

(При участии Марии Киселёвой, Анастасии Тетеревлевой)

 ru.investing.com


Возврат к списку